Новости / Новости
От Москвы до Берлина
08.05.2015 в 13:56
2074 0
Автор: ПроРеутов

70 лет – долгий срок. Всё меньше остаётся в живых ветеранов, свидетелей той кровавой и жестокой войны, сражавшихся на передовой и самоотверженно трудящихся в тылу. Но тем более ценны воспоминания этих людей, способных донести всю правду о войне – часто горькую, окрашенную болью за ушедших из жизни друзей и товарищей. Пусть эту правду пронесут через столетия новые поколения россиян. Сегодня – слово им, творцам Великой Победы.

Зельдин Владимир Михайлович - актёр театра и кино, Народный артист СССР (1975), полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», старейший в мире действующий актёр: 

Сорок пятый год, закончилась война. Атмосфера была удивительная, эйфория! На Красной площади много было гуляющих людей, празднующих Победу. Демобилизация, военные возвращались с фронтов… В общем, такая была удивительная атмосфера какого-то единения, необыкновенной дружбы, необыкновенной близости друг к другу. Конечно, были потери большие, кто-то не вернулся домой, всё это… Я был в Москве, работал в Театре Красной армии, так он тогда назывался, построенном в тридцать девятом году в форме пятиконечной звезды архитекторами Алабяном и Симбирцевым. Это своеобразный такой театр-памятник. Как храм в память о нашествии Наполеона на Москву, так и наш Театр Красной армии тоже память о культурных подразделениях нашей славной Красной армии. О тех, кто отдал жизни за Отечество, положил самое дорогое на алтарь Победы над фашистской Германией. 

У нас были фронтовые бригады, которые выезжали на фронт. И одна бригада у нас погибла – попала в окружение. А в театре у нас шли спектакли! Театр наш военный, главная тема, конечно, военная, но не только. С такими военными спектаклями, как «Сталинградцы», «Последние рубежи», «Москва. Кремль», «Песнь о черноморцах», «За тех, кто в море» и так далее, были и спектакли – «Учитель танцев», «Укрощение строптивой», классика была, Горького «Мещане» шли, Островского «Доходное место» и так далее.

А когда началась война, я помню наш первый выезд. Главный режиссёр театра, Народный артист Советского Союза Алексей Дмитриевич Попов, ученик Станиславского и Немировича-Данченко, собрал нас: «Ребята, надо ехать на Белорусский вокзал, выступить перед теми, кто отправляется на фронт». Мы говорим: «Алексей Дмитриевич, ну что вы, кто нас там, на Белорусском вокзале, будет слушать!». Он говорит: «Давайте, ребята, я уверен, должны слушать». А у нас была прелестная концертная бригада. У нас была Нина Володко, которая пела советские песни под аккомпанемент Сени Великова, великолепного аккордеониста, красивого, обаятельного. У нас были Ниночка Сазонова с Тосей Романовой, они пели частушки, в таких русских костюмах, и сольные номера у них были. У нас был актёр Петя Вешняков, который великолепно читал рассказы, знаток поэзии Есенина. Вот такая бригада собралась. Я тоже в этой бригаде был, там у меня были небольшие военные монологи и песни, тоже военных лет.

И вот мы поехали на этот Белорусский вокзал. Там в большом зале группы людей стояли, которые провожали своих близких на фронт. Нам отвели маленькое место, ширму поставили, где мы могли переодеться. И мы начали концерт. Но сначала нас никто не слушал. Все были заняты, конечно, проводами своих близких. А потом, постепенно, когда Ниночка Сазонова и Тося Романова начали петь частушки и русские песни, то начали обращать внимание и начали ближе и ближе подходить к артистам, выступающим на этой площадке. И в конце концов мы овладели, так сказать, этими людьми, уезжающими и провожающими людьми, и они слушали весь концерт от начала до конца. И потом нам Алексей Дмитриевич сказал: «Вот видите, я оказался прав. Люди внимательно слушали, аплодировали, и мы правильно сделали, что поехали на Белорусский вокзал». Это первый был такой концерт, предвестник тех огромных, относительно, концертов, с которыми выезжали на фронт в действующую армию. 

Я помню, как мы поехали в воинскую часть, полк дальней авиации. Командовала этим полком Валентина Степановна Гризодубова, Герой Советского Союза, очаровательная, красивая женщина с огромными глазами. Она сама владела фортепиано, очень уважала артистов. Концерт прошёл успешно. А потом, после войны, мы собирались дома у Валентины Степановны, которая уже возглавляла один очень серьёзный институт. Она иногда собирала нас по воскресеньям, когда была свободна, мы читали стихи, пели, вспоминали войну. Такие были очень хорошие вечера, необыкновенные. 

Я был в военное время в Москве. Выдающийся, великий режиссёр кино Иван Пырьев снимал реальную сказку музыкальную «Свинарка и пастух». Начали в мирное время. И вот в этой картине чудом каким-то я был утверждён на главную роль с Мариной Ладыниной, олицетворением русской женщины, удивительной актрисой. Мы с ней были в экспедиции, а когда приехали, были мобилизованы на фронт, но вышел приказ – снимать картину, закончить её до конца года. 

«Мосфильм» был эвакуирован в Казахстан, остались мы единственные, одна группа, «Свинарка и пастух». Во главе с Иваном Александровичем Пырьевым мы в павильоне доснимали этот фильм и на Сельскохозяйственной выставке, которая украшала Москву. 

Это была потрясающая чудо-выставка всех республик наших. Когда приезжали гости, туристы, они всегда старались пойти на ВДНХ, на Сельскохозяйственную выставку, потому что это было просто чудо, не подберёшь других слов. И там мы тоже снимали фрагменты из фильма, реальной сказки «Свинарка и пастух», о любви, о дружбе. Были налёты вражеской авиации, но Москва была очень грамотно защищена. Затемнение было ночью, вечером. И Сталин никуда не уезжал, он оставался в Москве. А по ночам по списку мы дежурили на крышах, тушили «зажигалки», бочка с водой, бочка с песком, фартук, рукавицы, щипцы. Мы были очень дисциплинированны, очень обязательны, не было никаких в Москве преступлений и так далее. Очень в этом отношении было сурово, дисциплина, враг под Москвой. Но было и ощущение, что Москву не сдадут, в этом была полная уверенность. Очень наглядно как-то ощущалось. Все почтовые отделения в центре Москвы были полны народу, люди телеграммы посылали и по телефону разговаривали. Я и сейчас продолжаю работать в театре, у меня четыре спектакля. Недавно приехали в Петербург, выступали в Доме офицеров, зал был полон. И мне задают вопросы: «Откройте, Владимир Михайлович, секрет вашего долголетия». И я говорю: «Я вам скажу четырьмя строчками великого революционного поэта Владимира Маяковского, которого, кстати, я видел, будучи студентом первого курса театрального училища. У него такие строчки:

«Мне и рубля не накопили строчки, краснодеревщики не слали мебель на дом, и кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо».

Я никогда, вот всю свою жизнь, как перед Богом, никуда не ходил, не просил, ни квартиры, ни зарплаты, ни ролей, ни орденов, ни наград. Всё это у меня есть, потому что я вкалываю, работаю, пока у меня есть ещё силы. В пьесе «Танцы с учителем» я играю самого себя и говорю: «Если Бог хранит меня, значит, я ещё не всё сделал». И я работаю, устаю, но работаю, потому что люблю свою работу, люблю зрителей наших, удивительных, доброжелательных. Вы себе не представляете, какой у нас огромный театр, две тысячи двести мест, а на моих спектаклях «Танцы с учителем», «Человек из Ламанчи» сидят на ступеньках лестниц. Вот это даёт стимул выходить на сцену и выступать перед нашим благодарным зрителем. 

Я обращаюсь к зрителю и говорю: «Я очень сильно люблю театр! И хочу, чтобы так же сильно любили его и вы. Приходите в театр!». Аплодируют, цветы, цветы, подписывают мою книжку «Моя профессия: Дон Кихот». Помогаю молодёжи, все обращаются ко мне. Я лично считаю, сейчас особенно нам нужно объединяться, когда все эти события, Украина, Америка, санкции. Я объездил весь мир, такой нет страны, как наша! С великим праздником Победы! 

Записал Михаил Лукьянцев

 


 

Зинаида Степановна Бажанова, медсестра:

«Боевое крещение я получила под Сталинградом. Нам в газетах сообщали, что кольцо замкнулось, но когда мы подъехали к месту событий, то воочию убедились, что армия Паулюса регулярно прорывала это кольцо. Поэтому наш госпиталь и не оставили под Москвой – шли жесточайшие бои. И вот идёт бой. Я поползла к раненым с санитарной сумкой наперевес. Раненые кричали. Я подползла к одному из них, разорвала на нём гимнастёрку, она была вся в крови, и увидела смертельную рану. Мы почти касались лицами друг друга. Он вздохнул глубоко-глубоко и крикнул: «Мама!». Наверное, я ему матерью показалась. Я запомнила это на всю жизнь. И сколько живу после этого солдата, всё хочу сказать матерям: «Солдаты погибали за Родину, помня о вас».

А вот 9 мая 1945 года я находилась  в австрийском городе Грабсе, в нашей брезентовой палатке – полевом хирургическом отделении. И в этот момент услышала громкие выстрелы. Подумала: «Что это за стрельба, неужели опять прорыв где-то?». Выхожу, а оказывается, это наши солдаты стреляют вверх. Я их спрашиваю: «Что вы делаете, зачем стреляете?». А они мне отвечают: «Да что вы, товарищ лейтенант, Победа!». Я говорю: «Ну, тогда правильно. Стреляйте!» – «А вон, видите, – показывают, – пришли американцы, офицеры». Те спорили: «Грабс отстояли мы, второй фронт». А наши говорят: «Мы живём по-суворовски. Там, где прошёл русский солдат, там мы победители». Вот так я и встретила самый первый день Победы». 

Михаил Иванович Кабанов, разведчик:

«Я был разведчиком в разведывательно-диверсионной группе. Моя задача была проникать в штабы, слушать, какие команды дают. Есть местечко недалеко от Ржева, где впадает река Итомля в Волгу. Там был мощный железнодорожный мост, который необходимо было взорвать. Я должен был вычислить, когда сменяются немецкие ночные посты вокруг моста. Найти возможность, как туда попасть, следовало самостоятельно. В прошлом году мы побывали в этих местах с сыном. Мост с тех пор так и не восстановлен – один пешеходный мостик. Вот и фашисты тогда не смогли его восстановить – прервали мы им сообщение. 

9 мая – под Торгау, на Эльбе я был. Вдруг – необычная наземная стрельба, всё взрывается вверху. Что такое? И мне командуют: бери взвод и – к штабу. Мы подбегаем в боевом порядке. А там старший лейтенант выходит и палит из пистолета в воздух: «Ребята, конец войны!».

Ну, чувства самые разные были… Без предыстории не понять. Вот в 1943 году нас направили в Горьковскую область на сбор картошки – мы тогда были автомобилистами, – перевозить её на станцию. А у нас машины – «форды», у них проблемы были с рессорами. Их починял местный кузнец. Он к нам очень тепло относился. И вот он разок пригласил нас к себе в дом. Ну, мы пришли, он нам самогон наливает. Только, просит, никому не говорите, а то меня расстреляют. Выпили понемногу. И он говорит: «Сейчас я вам один документ принесу». Спустился в подпол и выносит чёрную толстую книгу вроде Библии. И читает последнюю страницу: «…будет всем войнам война, между севером и югом. И всему миру аминь, аминь, аминь. А продолжится эта война 1418 дней и ночей». И вот когда мы к штабу подошли, я вспомнил этот случай и решил пересчитать – ровно столько и вышло. Такая вот история. Наутро мы разложили сухие пайки, подкатили нам бочонок литров на пятьдесят, на нём написано: «этиловый спирт». Не успели мы открыть бочонок, как команда: «Тревога!». Мы в спешке всё побросали, и из Торгау нас перебрасывают в сторону Чехословакии – преградить отступление дивизии немецкого генерала Шёрнера, который рвался на пару с Власовым к американцам. Так что война для меня окончилась в ночь с 14 на 15 мая. А бочоночек-то тот, что мы не успели выпить… – это жена мне рассказала, она осталась там, тоже воевала, на фронте мы с ней и познакомились. – В этих бочонках оказался не этиловый, а метиловый спирт. И за смену у неё погибло от этого спирта человек сорок. Вот чего я избежал 9 мая 1945 года».

Иван Леонтьевич Житаев, миномётчик:

«На фронт был призван в 1943 году. Хотели отправить на Запад, но нас отправили на Дальний Восток. Двадцать восемь дней ехали. Нас зачислили в миномётный полк. Через полгода было присвоено звание ефрейтора. Там гористая местность, миномёты таскали на себе, пока учились. Земля там один гравий – кирка ломалась, а надо окопаться для огневой позиции. Кормили, конечно, слабовато – хлеба мало, бульон из фасоли, от цинги давали сосновый напиток. Уставали до такой степени, что за десятиминутный перерыв успевали заснуть. В 1945 году дали нам 160-миллиметровые миномёты, а из полка сделали бригаду. Это месяца за два до начала войны с Японией. Май сорок пятого я был в городе Раздольном, в миномётном полку. 9 мая нам поднесли по 100 грамм, показали кино в честь праздника. Это был первый раз, когда я выпил. Раньше о таком и понятия не имели.

Мы не знали, что воевать пойдём, а техника в это время всё шла и шла. Начиналась Советско-японская война. В бою за Мугодзян, это в Маньчжурии, товарищ спас меня. Слышу – снаряд свистит, а я что… навожу себе, чтобы точно. Товарищ с матюгами прыг на меня, взрыв – 

и нас завалило. Японцы сражались люто. В плен не сдавались. Сидели смертники в ямках своих, окопах. Пулемёт в руках, а под собой – мина. Был ещё один полк у них. Мы заняли их позиции – а из двухсот человек их осталось всего двадцать.  Остальные сто восемьдесят сделали себе харакири. А 19 августа я был ранен японцами. Война для меня закончилась 4 сентября 1945 года, в госпитале».

Александра Федоровна Малашкевич, труженик тыла:

«Во время войны мы работали в Твери на заводе. График в две смены по двенадцать часов. Делали приборы химической разведки – была угроза химических атак со стороны фашистов. Потом изготавливали противогазы и сумки шили для них. Иногда дополнительно приходилось и вагоны с материалами разгружать. Как-то раз ночью от усталости я заснула прямо у станка, и игла прошила мне палец. 

9 мая? Ночью, под утро, на улице шум, гам. Все – кто плачет, кто смеётся, стучат в окно. Я вышла на улицу. У людей радость была. И слёзы. Слёзы у тех, кто не дождался своих, получил похоронки».

Записал Михаил Юрьев

Читайте также:

В Реутове представили альманах «Память»
На улице Реутовских ополченцев установлена памятная доска
На тепловой пункт в Реутове нанесли граффити Победы
Реутовскому мемориалу Славы исполнилось 50 лет
Бизнесмены Реутова поздравили фронтовиков
Афиша праздничных мероприятий в Реутове 7 — 9 мая
«У войны не женское лицо»: музыкальный спектакль в МКДЦ
В школах Реутова идёт марафон Победы
Спасённая Европа на фотовыставке в Реутове
Реутов в преддверии Дня Победы: последние штрихи

Статьи по теме
Комментарии 0
Комментарии отключены
Видео Общество Дети Образование Праздники ЖКХ Благоустройство Станислав Каторов Здравоохранение Транспорт ПроРеутов История Губернатор Андрей Воробьев ЕР Сергей Юров Бизнес НПО машиностроения Криминал День Победы Строительство Конкурс Игорь Брынцалов Социальная политика Обзор Экономика Экология МВЦ Безопасность Знаменитости Политика Полезное МКДЦ Парк Реутов Максим Сураев ДК «Мир» ЦГКБ Выборы Рейтинг Наше Подмосковье Дороги ВПЦ Рекрут РЖД Приалит МЧС Наука ФОК Кино Религия Фабричный пруд Энергия ДТП Коворкинг Депутаты Старт Антикризис Реутов Парк Изобретариум Услуги Девушкамечты ЗАГС Академик Челомей Питомцы ПосадиСвоеДерево Общественная палата Алексей Папин Экватор МФЦ ВСМ-2 Мария Сотскова Хобби Добродел Кадеты Еда Юнармия Мнения Субботник ОДОН Людмила Колобанова Подвиг ММЦ Интернет Ирина Тульчинская WorldSkills Президент Владимир Путин РТВ Путешествия Рецензия Тимур Кизяков Маяк Александр Леонов Русален Крутицы Космос ДЮСШ Евгений Касперский 112 Анна Вирон Юрий Кузнецов Секс Эксперты Рекорд ГТО Михаил Илинич Карат Реклама Андрей Ломанов Татьяна Космачёва Бессмертный полк Дима Билан Алексей Илларионов Мириталь Братья Березуцкие Дмитрий Харатьян Егор Кончаловский Владислав Котлярский Андрей Гайдулян Наталья Назарова Сергей Цыганов Патриарх Кирилл Александра Пацкевич Владимир Этуш Полина Гагарина Радик Закиров
< >