Новости / Новости
Тайная дача Чехова. Гурзуфское пристанище великого писателя
16.11.2020 в 14:50
942 0
Автор: Мария Очаковская
«Вместо дачи, за свои собственные деньги в Крыму я умудрился возвести тюрьму» – так в 1900 году писал Чехов в письме к брату. Счастливый обладатель дома в Ялте, Антон Павлович был совершенно измучен вниманием и бесконечными гостями.
 
Ни для кого не секрет, что Чехов переселился в Крым с целью поправить здоровье – у него был туберкулёз, который в ту пору лечили главным образом переменой климата. Мягкий же и сухой климат Ялты подходил ему идеально.
 
И вот в 1898 году, устав от бесконечных переездов с одной съёмной квартиры на другую, Антон Павлович решился, наконец, купить здесь участок земли и обзавестись собственным домом.
 
Спустя одиннадцать месяцев его план счастливо осуществился – дом, названный им позднее Белой дачей, был построен. (Забавно, что при создании проекта дома Чехову помимо сестры Марии помогал местный учитель рисования Лев Шаповалов.)
 
Разумеется, новость о том, что знаменитый литератор переселился жить в Ялту, мгновенно стала достоянием общественности, и последняя со всей мощью своего докучливого внимания обрушилась на несчастного Чехова.
 
Все его новые местные знакомые, коллеги-врачи, чахоточные больные, провинциальные благотворители, газетчики, начинающие литераторы с тетрадками своих сочинений, дамочки-поклонницы, которых здесь окрестили «антоновками»... – словом, каждый прочитавший хотя бы один из чеховских рассказов мечтал увидеть писателя, поговорить с ним, а то и напроситься в гости. В то время как сам Антон Павлович мечтал об уединении, спокойной рабочей обстановке и, конечно, об укреплении собственного здоровья.
 
«Едва я за бумагу, как отворяется дверь и вползает какое-нибудь рыло, – жаловался он сестре Маше. – Пытаюсь скрываться от гостей в спальне, но и это не помогает».
 
Ну а после того, как в доме его был установлен телефон, спокойная жизнь закончилась вовсе.
 
Впрочем, не будем делать из Чехова мрачного пустынного отшельника. По натуре человек общительный, Антон Павлович любил и был очень рад с кем-нибудь поговорить, посмеяться. Но, увы, довольно быстро разочаровался в местном обществе: «Скука, сплетни, интриги... Хочется с кем-то поговорить о литературе, а не о литераторах...».
 
Что ж, ворчание его вполне извинительно, не стоит забывать, что Чехов был серьёзно болен.
 
Невольный изгнанник, он тосковал по Москве, по насыщенной событиями столичной жизни, по театру, где с успехом шли его пьесы, по компании близких друзей-единомышленников... Особенно тяжело Чехов переживал унылые, однотонные зимние месяцы.
 
Однако с приходом лета жизнь писателя менялась кардинально. Как в известной поговорке «то пусто, то густо», в начале июня на Белую дачу обрушивался настоящий шквал родственников и московских друзей. Понятно, что по объективным причинам далеко не все могли разместиться в писательском доме, но решительно все требовали к себе его внимания: писатели Бунин, Горький, Куприн, издатель Суворин, коллеги-врачи, создатели МХТ Станиславский, Немирович-Данченко и добрая половина артистической труппы, нетерпеливо и настойчиво ожидавшие от драматурга новой пьесы для постановки.
 
«Нет, в Ялте нельзя работать, нельзя и нельзя!» – признавался он жене, актрисе Ольге Книппер. И далее: «...в общем, создаётся такое настроение, при котором писание представляется лишним».
 
Впрочем, есть в словах Чехова некоторое противоречие, так как всем нам прекрасно известно, что пять проведённых в Крыму лет были творчески очень насыщенны и плодотворны. Именно здесь и в эти годы он написал пьесы «Вишнёвый сад», «Три сестры», повести «Дама с собачкой», «Архиерей» и другие.
 
Да, всё правильно. Однако не ялтинский дом с вечной его суетой и гостями служил Чехову местом работы и вдохновения, а маленькая татарская сакля на берегу Гурзуфской бухты – его тайная, закрытая от посторонних глаз дача.
 
Крошечный посёлок Гурзуф Антон Павлович приметил ещё в первый свой приезд на полуостров в 1888 году. Многое его здесь привлекало: живописный вид, тишина, уединение, купание, рыбная ловля (Чехов был заядлым рыбаком) и, конечно же, Пушкинская скала, на которой по преданию родились его знаменитые строки «...на море синее вечерний пал туман».
 
И вот в марте 1900 года, узнав о продаже дома в Гурзуфе, Чехов решился. Без колебания заплатив непомерную по тем временам сумму в три тысячи рублей, он, по сути, стал обладателем собственного, закрытого от посторонних глаз пляжа в самой крайней точке Гурзуфской бухты, а вдобавок сделался как бы «соседом» великого поэта. Стоит ли говорить, как много значил Пушкин для Чехова. Не случайно в числе наиболее дорогих ему книг, привезённых в Крым, было собрание сочинений великого поэта.
 
«Я купил кусочек берега с купаньем и Пушкинской скалой около пристани и парка в Гурзуфе», – радостно сообщал он родным. Собственно, кроме них об этой тайной даче писателя знали только самые близкие друзья, и лишь некоторым из них довелось там побывать.
 
Виды от чеховской дачи действительно открывались превосходные. Справа – живописная бухта, ограниченная Никитским мысом с виноградниками имения «Ай-Даниль». Слева – скалы-близнецы Адалары и горбатая гора Медведь, а над головой – развалины древней крепости ещё византийских времён. Словом, есть где черпать вдохновение!
 
Обустраивая участок, страстный садовод Антон Павлович посадил три кипариса и бамбук – для удочек. Удивительно, что и этот бамбук, и кипарисы живы по сей день.
 
По счастливому стечению обстоятельств гурзуфская дача практически полностью дошла до нас такой, какой была при Чехове. В первозданном виде сохранился его кабинет – с книгами, письменным столом, предметами мебели и фотографиями на стенах.
 
После смерти писателя эта дача отошла Ольге Леонардовне Книппер, которая берегла память о муже и ежегодно проводила здесь лето. Не пострадала она ни в годы Гражданской войны, ни даже в годы оккупации (немцы, оказывается, тоже читали Чехова). В 1959 году по завещанию Книппер дача перешла в собственность Союза художников СССР, а с середины 1980-х стала, наконец, филиалом музея Чехова в Ялте.
 
В доме создано три экспозиции: первая посвящена семье писателя, вторая – его окружению и друзьям, третья рассказывает об истории написания пьесы «Три сестры».
 
Поверьте, музей чудесный, камерный, атмосферный, по-настоящему чеховский. И если вам доведётся побывать в Гурзуфе, то от души советую непременно его посетить.
 
Мария Очаковская
Статьи по теме
Комментарии 0
Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Общество Видео Дети Образование ЖКХ Станислав Каторов Праздники Благоустройство ЕР Здравоохранение Транспорт ПроРеутов История Бизнес НПО машиностроения Депутаты Строительство Губернатор Андрей Воробьев Социальная политика Сергей Юров Игорь Брынцалов Криминал Безопасность День Победы Экономика Экология Конкурс МВЦ Политика Обзор Парк Приалит ЦГКБ Знаменитости Дороги МКДЦ Полезное Архив газеты ДК «Мир» Максим Сураев Кино РЖД Фабричный пруд Выборы Наше Подмосковье МЧС Рейтинг ФОК Наука Энергия ВПЦ Рекрут Религия Изобретариум ДТП Услуги Еда Коворкинг Старт Хобби Реутов Парк Питомцы Алексей Папин Академик Челомей ЗАГС Девушкамечты ПосадиСвоеДерево Экватор РТВ Общественная палата МФЦ Добродел Мария Сотскова Кадеты Юнармия Мнения Путешествия Людмила Колобанова Президент Владимир Путин Космос ММЦ ОДОН Интернет Ирина Тульчинская WorldSkills Русален ДЮСШ Рецензия Александр Леонов Тимур Кизяков Крутицы Юрий Кузнецов Анна Вирон Евгений Касперский Секс Михаил Илинич Дима Билан Андрей Ломанов Татьяна Космачёва Алексей Илларионов Мириталь Братья Березуцкие Владислав Котлярский Андрей Гайдулян Наталья Назарова Дмитрий Харатьян Егор Кончаловский Владимир Этуш Александра Пацкевич Полина Гагарина Радик Закиров Сергей Цыганов Патриарх Кирилл
< >